cuiet (cuiet) wrote,
cuiet
cuiet

Category:

Егор, Synphara - что, правда все так?

http://newgeophys.spb.ru/ru/article/sciences_phantoms/

Начав в 1973 году читать студентам ленинградского Горного института курс шахтной геофизики, я очень удивился тому, что сейсморазведочная часть этого, уже много лет читавшегося курса, не была оснащена лабораторными работами. Причем нигде - ни в одном университете, ни в одной стране. Но ведь читать какой-либо раздел физики без лабораторных работ невозможно!.. Однако читать курс по учебникам можно всю жизнь и ничего при этом не понять. Другое дело, заниматься этим на практике.

После нескольких лет сейсмоизмерений в угольных шахтах, а затем и в обычных полевых условиях, я смог понять, что лабораторные работы по этому курсу в принципе не могут существовать, потому что ни одно фундаментальное положение сейсморазведки не может быть подтверждено экспериментом. Физика, сама по себе, есть не что иное как совокупность физических эффектов, и то, что раздел физики не имеет ни одного экспериментально подтверждаемого положения, однозначно ставит этот раздел в ряд фантомных наук.


Прокомментируешь?
(знаю, я свинья просить комментарии к такому объемному тексту)

УПД: в комментариях интересное!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments
Гликмана лично помню. Привет ему с того света от Б.П. Я, конечно, полный чайник в физике будучи музыкантом, но внимательно прочитав его публикации почуяла некий когнитивный диссонанс в его дтскурсе.
То Б.П. (У которого идеи в голове скакали как блохи по выражению Г.) Пришла идея в 77 , я построил приборы, то я неожиданно в 77 открыл, то я его презирал за то, что он спрятал Идею жизни итп.
К слову, 77 объясняется очень просто: мы переехали в Питер в 75, Б.П. Долго мучился с получением работы, помог тот самый гей(?!!!!!) Проскуряков. Что-то диковатое во всем этом.
Как раз еду в Питер найду архив Б.П. Привезу, оцифрую, попрошу племяшка-ученого разобраться.
И между просим, отец его как раз от начальства защищал, до последнего, несколько радикальное поведение было у молодого радиоинженера длятого академического болота, которым всегда был ЛГИ. Нужно знать печальные реалии академической трясины позднего СССР.