August 29th, 2015

iblard my home

(no subject)

У Дмитрия Чернышева в блоге некоторое время назад был поднят вопрос нового общественного договора между атеистами и верующими:
http://mi3ch.livejournal.com/2810292.html
Мне кажется, что нужно менять общественный договор – это в интересах всех. И православных, и мусульман, и представителей любых других конфессий и атеистов. Это прежде всего в интересах верующих. Если они не хотят христианских погромов в мусульманских регионах страны и мусульманских погромов – в христианских районах. А все идет именно к этому.

Вопрос получил продолжение: http://mi3ch.livejournal.com/3055618.html

Все кажется очень правильным на первый взгляд, но. Есть несколько но.

Во-первых, все прекрасно, пока речь идет о противостоянии "радикальный атеист" против "верующих". Но граница сильно-сильно размыта. В качестве примера вот такое наблюдение: по делу "феминистской панк-группы" деление в среде православных знакомых на поддерживающих "двушечку" и офигевающих от происходящего было 2:3 в пользу последних. В среде неверующих (невоцерковленных) - 2:1 в пользу "посадить" (именно так, сам удивлялся). Так между кем и кем договор? Хочется или нет, религия проникла в культуру и мутировала там во что-то.

Второе. Митрич пишет, что по новому договору "мы не пляшем в храмах". Но это будет ложь. 99.999% атеистов даже в мыслях не придет что-то устроить в храме, это уже входит в общественный договор. Та пляска была провокационным художественным высказыванием (и неважно, что я очень-очень плохо думаю про уровень современных художников), она сознательно лежала за пределами договора, поэтому повторится такое или нет - никак не зависит от того, будет ли новый договор. Как я понимаю, все, что радикальные атеисты могут предложить, это отказ от высказываний против религии, но это уже заход на территорию свободы слова и посему не пройдет. Поэтому договор выглядит сейчас как уступки одной стороны. Пусть они справедливы, но договоры так не работают.

Вообще, по первым двум пунктам резюме такое: сегодняшний конфликт это противостояние довольно небольшого и невлитятельного, хотя и аггрессивного, числа людей со стороны атеизма и влиятельных, заметных, но столь же немногочисленных представителей религиозных, околорелигиозных и заинтересованных структур. Называть договор между ними "общественным" - преувеличение, по моим представлениям, необходимость консенсуса ощущает далеко не большая часть общества.

Наконец, "Если храм используется как исторический музей – о нем заботится государство. Если он передается на церковный баланс – все сами." — это отчасти должно быть так, но старые храмы сами по себе музей, даже, если стоят заколоченные. К зданиям вообще, наверное, надо относиться как к гражданам: старых и заслуженных поддерживать, неважно, какое отношение они к религии имеют. Но, конечно, если кто-то зданием пользуется, то должен брать как минимум часть расходов на себя.

Боюсь, что в рамках предлагаемого договора была бы невозможна история, которая происходит в Калининграде, когда руины замков передаются церкви ("на каких основаниях?!" кричат поборники справедливости) и разрушение бесхозных остатков памятников прекращается.