October 2nd, 2011

iblard my home

Кратко о прочитанном is back

Два месяца читал "Песнь льда и пламени" Джорджа Мартина, раз уж так пришелся по душе фильм. В итоге, пятая книга пока оставлена на трети. Общее впечатление: не обойдется Мартин семитомником (дай ему Бог долгих лет жизни, чтобы успеть).

Автор сделал слишком большую ставку на реалистичность сюжета и внутреннюю правдивость логики поведения героев. И роман, который должен был стать трехтомным, к пятому тысячестраничному тому даже не думает закругляться.

Кто-то, кажется Shounen, писал, что признак хорошей фэнтези — отсутствие заигрывания с читателем. С этой точки зрения "Song of Fire and Ice" фэнтези идеальная. Ни один герой не остается "хорошим". Ни один не остается целым физически или душевно. Сюжет идет вразнос поворачивает совсем не по штампованным линиям. Страшно начать сочувствовать кому-то из персонажей. И все это ровно настолько, чтобы книга оставалась привлекательной.

Но ее нельзя назвать захватывающей. Если начать читать ПЛиП с инерцией предыдущего фэнтези-опыта, то текст может просто вогнать во скуку, в общем — очень плоское повествование, без макроструктуры. Опытные люди на КЛЕМе заметили, что лучше читать сагу как набор рассказов, рассматривая каждую главу как самостоятельное произведение, и лучше на английском, так как в русском переводе потеряна фактура языка, ритм (от себя замечу, что зато не придется продираться через словотворчество автора).

"Одноэтажная Америка", Ильф и Петров. Разница между Америкой Ильфа и Петрова и увиденной мной - 60 лет. Удивительно, но по их описанию узнается очень многое. Нам, с крутыми поворотами каждые последние 10 лет, можно только позавидовать плавному ходу истории на том континенте, сохраняющем черты страны сквозь декады.

Книга была явно заказная, но все наносные идеологические моменты просматриваются явно, легко отсеиваются и остается полный талантливый рассказ о путешествии, где США (вопреки явно высказанным выводам) предстают уютным, душевно теплым местом. Он все равно далеко не нейтральный, но это уже рассказ русских 30-х годов, впервые увидевших Новый Свет, а не отчет коммунистических журналистов.