July 26th, 2009

iblard my home

"Время учеников: Возвращение в Арканар". Сборник.

Этот сборник по количественному критерию радикально отличается от своих предшественников. В него вошли только 4 произведения, четыре повести солидного объема.

Открывает сборник "Прекрасный утенок" Игоря Минакова. Прочитать, точнее, попробовать прочитать эту вещь для меня оказалось испытанием. Заваленным. Использованный (намеренно?) автором тяжелый язык (см. первые две главы бессмертного труда Норы Галь) с моим аппаратом восприятия оказался полностью несовместим. Повесть была брошена страницах в двадцати от конца.

Михаил Савеличев, "Возлюби дальнего". Несмотря на весь мой скептицизм в отношении идеи добавить что-то к "Улитке", придраться к данной версии не могу (да это и не столько "Улитка", сколько "Беспокойство").

Евгений Шкабарня-Богославский, "Аллея канадских кленов". Оценить повесть опять мешают личные фильтры: не люблю, когда сводятся вместе несколько совершенно отдельных сюжетов. По косвенным же признакам вещь неплохая.

Карен Налбандян, "Возвращение в Арканар". Вах! Просто иначе не скажешь. Action, но без перебора, переворот сюжета, но разумный и без стеба. Гладкий язык, мощная интрига, правильные доли самостоятельности и привязок к первоисточникам — получился просто бриллиант всего проекта. И — новая планка качества. Надеюсь, в грядущем осенью "Времени учеников 2-3" она будет выдержана.
iblard my home

Джон Фаулз, "Червь"

Фаулз абсолютно непредсказуем. В какое путешествие отправит тебя очередная книга, на чем придется передвигаться и что за запас вещей окажется с собой по воле автора — угадать невозможно, равно как невозможно предсказать, доставит ли путь удовольствие или поранит.

Maggot начинается как квест, продолжается детективом, а потом, уже ближе к концу, в сюжет вдруг вплетается нить из сугубо современного и неожиданного для Фаулза жанра.

Непонятно, закончился ли квест. Детектив заходит в тупик. Упомянутая яркая нить развития не получает.

Вместо всего этого, сюжет вдруг меняет плоскость (точнее, в определенный момент понимаешь, что идея давно уже стоит ребром к тому, что казалось основой еще сотню страниц назад) и обретает более простой, но и более важный смысл.

Если в "Дэниэле Мартине" Фаулз демонстрировал пластичность времени и ракурса, то здесь материалом для лепки оказались тип сюжета, его цель. Демонстрация этого эффекта впечатляющая, в остальном же книга не выдающаяся среди остальных произведений автора.